Проблемы периодизации. Период с конца XV до середины XVII в. по одной из традиций, сложившихся в отечественной науке, называют поздним средневековьем, по другой, свойственной также и зарубежной историографии, — ранним новым временем. Оба термина призваны подчеркнуть переходный и крайне противоречивый характер этого времени, которое принадлежало сразу двум эпохам. Для него характерны глубокие социально-экономические сдвиги, политические и культурные перемены, значительное ускорение общественного развития наряду с многочисленными попытками возврата к уже отжившим отношениям и традициям, В этот период феодализм, оставаясь доминирующей экономической и политической системой, существенно деформируется. В его недрах зарождается и формируется раннекапиталистический уклад, однако в разных странах Европы этот процесс идет неравномерно. Наряду с переменами в мировоззрении, связанными с распространением гуманизма, переосмыслением католической догматики в ходе Реформации, постепенной секуляризацией общественной мысли, шло нарастание народной религиозности. Всплески демономании в конце XVI — первой половине XVII в», кровопролитные религиозные войны обнаруживали тесную связь этого исторического этапа с прошлым.

Началом раннего нового времени принято считать рубеж XV— XVI веков — эпоху Великих географических открытий и расцвета культуры Возрождения, знаменовавшую разрыв со средневековьем как в экономической, так и в духовной сфере. Границы известной европейцам ойкумены резко раздвинулись, экономика получила мощный импульс в результате освоения открытых земель, совершился переворот в космологических представлениях, в общественном сознании, утвердился новый, ренессансный тип культуры.

Выбор же верхней хронологической грани позднего феодализма остается дискуссионным. Ряд историков, опираясь на хозяйственно-экономические критерии, склонны распространять "долгое средневековье" на весь XVIII век. Другие, ссылаясь на первые успехи рам некапиталистического уклада в отдельных странах, предлагают принять за условную границу крупные социально-политические ка-|н клизмы, связанные с его ростом, — освободительное движение в Нидерландах второй половины XVJ в, или Английскую революцию середины XVII в. Распространено также мнение, что Великая Французская революция XVIII в. — более оправданная точка отсчета нового времени, поскольку к этому моменту буржуазные отношения восторжествовали уже во многих европейских странах. Тем не менее большинство историков склонно рассматривать середину XVII в. (эпоху Английской революции и окончания Тридцатилетней войны) как водораздел между ранним новым временем и началом собственно новой истории. В данном томе изложение исторических событий доводится до Вестфальского мира 1648 г., который подвел итоги первого крупного общеевропейского конфликта и надолго определил направление политического развития Европы.

Основные тенденции экономического развития. Сосуществование нового и традиционного ярко проявлялось в сфере хозяйственной жизни и экономических процессов раннего нового времени. Материальная культура (орудия труда, приемы и навыки людей в агрикультуре и ремеслах, технологии) в целом сохраняла средневековый характер. XVI—XVII века не знали по-настоящему революционных сдвигов в технике или новых источников энергии. На этот период пришлась последняя стадия развития доиндустриальиой аграрной цивилизации в Европе, завершившаяся с наступлением промышленной революции в Англии в XVIII в.

С другой стороны, многие социально-экономические явления несли в себе черты нового: наметились отдельные сферы экономики, а которых техническое развитие шло ускоренными темпами, важные сдвиги происходили благодаря новым формам организации производства и его финансирования. Прогресс горного дела, металлургии, переворот в судостроении, в военном деле, бурный подъем книгопечатания, изготовления бумаги, стекла, новых видов тканей, достижения естественных наук подготавливали первый этап промышленной революции.

В XVI—XVII вв. Западная Европа покрылась довольно густой сетью коммуникаций. Прогресс торговли и средств сообщения способствовал развитию внутренних и общеевропейских рынков. Глобальные перемены последовали за Великими географическими открытиями. Возникновение поселений европейских колонистов и сети торговых факторий в Азии, Африке, Америке положило начало складыванию мирового рынка. Одновременно с этим шло становление колониальной системы, сыгравшей огромную роль в накоплении капиталов и развитии капитализма в Старом Свете. Освоение Нового Света оказывало глубокое и всестороннее воздействие на социально-экономические процессы в Европе, оно положило начало длительной борьбе за сферы влияния в мире, рынки сбыта и сырья.

Важнейшим фактором экономического разлитая в эту эпоху явилось зарождение раннекапиталистического уклада. К концу XVI в. он стал ведущим в экономике Англии, а позже Нидерландов, играл заметную роль в отдельных отраслях производства во Франции, Германии, Швеции. В то же время в Италии, где элементы раниебуржуазнкх отношений зародились еще в XIV—XV вв., к началу XVII в. наметилась их стагнация вследствие неблагоприятной рыночной конъюнктуры. В Испании и Португалии причиной гибели ростков нового уклада стала в основном недальновидная экономическая: политика государства. В германских землях к востоку от Эльбы, в Прибалтике, Центральной и Юго-Восточной Европе ранний капитализм не получил распространения. Напротив, втягивание этих зервопроизводящих регионов в международные рыночные отношения привело к обратному явлению — возврату к домениалько-му хозяйству и тяжелым формам личной зависимости крестьян (так называемому второму изданию крепостничества).

Несмотря на неравномерность развития раннекапиталистического уклада в разных странах, он начал оказывать постоянное воздействие на все сферы хозяйственной жизни Европы, которая уже в XVI—XVII вв. представляла собой взаимосвязанную экономическую систему с общим рынком денег и товаров, а также сложившимся международным разделением труда» И все же многоук-ладность оставалась важнейшей характеристикой экономики.

Усложнение социальной структуры. В раннее новое время происходила деформация традиционной структуры феодального общества. В рамках прежних сословий начали выделяться самостоятельные группы, отличавшиеся по способу получения и уровню доходов, по социальным и этическим ориентирам.

Европейское дворянство XVI — первой половины XVII в. уже не представляло собой консолидированного и относительно однородного военно-служилого сословия. В нем выделилась категория так называемого "старого дворянства", жившего на доходы от своих поместий и военной службы. К нему откосились как крупная аристократия, так и средние и мелкие землевладельцы. Их общей проблемой было снижение реальных доходов от фиксированных крестьянских денежных рент. Материальное оскудение значительной части старого дворянства затронуло, однако, далеко не всех: крупные землевладельцы приспосабливались к ситуации за счет нажима на крестьян, смены форм их держаний на более выгодные для сеньора. Часть старого дворянства нашла выход в службе при королевском дворе, Однако придворная жизнь, требовавшая огромных расходов, ис способствовала экономической стабильности этого слоя.

В затруднительном положении оказались и мелкопоместные дворяне. При отсутствии свободных земель рыцарская служба за лен и вассальные отношения изживали себя. Рыцарские держания дробились и обесценивались, вассальные обязанности в результате сводились к формальностям. Младшие сыновья в семьях зачастую оставались без земельного наследства. Масса безземельного дворянства, приверженного воинственным рыцарским идеалам ("дворянст-id шпаги" во Франции, идальго в Испании), не искала успеха на поприще торговли и предпринимательства, а устремлялась в королевские армии, участвовала в военных авантюрах и колониальных ивоеваниях. Впрочем, лишь немногим из них удавалось обогатить-Ci таким путем.

Противоположность старому дворянству по своим жизненным ориентирам составляло так называемое ''новое дворянство". Этот слой также формировался за счет отдельных представителей аристократии, среднего и мелкого дворянства, но две последние группы превалировали в нем. Новое дворянство отличалось стремлением повысить доходность поместий, сделав их экономику более интенсивной. Его представители прибегали к замене обычных крестьянских держаний краткосрочной арендой, сами выступали крупными арендаторами у дворян-соседей, меняли хозяйственную ориентацию своих владений, внедряли новые культуры. Для них были характерны тесная связь с рынком, вложение полученных доходов в предпринимательство, организация мануфактур в сельской местности, участие в паевых торговых компаниях. Общие экономические интересы и психологический склад сближали их с городскими предпринимателями и купечеством >

Особую группу дворянства составляли аноблированные — возведенные в дворянское достоинство — выходцы из неблагородных сословий: чиновники — за службу (во Франции их называли ''дворянством мантии"), состоятельные горожане и даже богатые крестьяне — вследствие покупки "благородных" земель, по личному по-жллованию короля или благодаря особым патентам, которыми торговала корона. wДворянство мантии" и аноблированные нувориши вызывали презрение старого дворянства, чуравшегося связей с ними. По роду деятельности и источникам развитие раннекапиталистических отношений доходов эта прослойка была ближе к "новому дворянству".

Быстрыми темпами шло имущественное и социальное расслое-иис крестьянства, В XVI — первой половине XVII в. в европейских странах существовало множество категорий крестьян, различавших -с по статусу их держания, но несмотря на пестроту картины повсюду была заметна резкая поляризация деревни. С одной стороны, выделилась зажиточная крестьянская верхушка: крепкие хозяева, сконцентрировавшие в своих руках множество наделов; крупные фермеры-арендаторы, использовавшие наемный труд разорившихся соседей, что позволяет говорить о раннекапиталистическом харак1 тере их хозяйства. Высокий уровень доходов сельской верхушки делал для нее возможным переход в дворянское сословие. С другой стороны, размывался слой среднего крестьянства — самостоятельных мелких хозяев — и стремительно росло число малообеспеченных и безземельных крестьян, лишенных средств производства и вынужденных добывать пропитание работой по найму.

Сложную в социальном отношении картину представляло собой городское население. Наиболее состоятельной его прослойкой были купцы, занимавшиеся международной торговлей, ростовщическими и банковскими операциями, их экономические позиции оставались очень прочными. Часть купечества, накопив большие капиталы, начинала вести образ жизни, свойственный дворянству, покупая земли, дворцы, титулы. Другие, напротив, стремились к производительному использованию своих богатств, вкладывая их в организацию мануфактур, горные разработки, акционерные торговые компании, банки и т.д.

Социальное и имущественное расслоение затронуло и ремесленников — основу средневекового бюргерства. В то время как цеховая элита удерживала свои позиции благодаря ведущему положению в городских корпорациях, которые становились все более замкнутыми, часть мелких ремесленников разорялась, теряя хозяйственную самостоятельность. В социальной иерархии они опускались на один уровень с подмастерьями и наемными работниками, чьи шансы стать цеховыми мастерами были невелики. Эта часть городского населения, существовавшая за счет заработной платы, которая постоянно обесценивалась, с трудом сводила концы с концами.

Особую категорию, выделившуюся из средневекового бюргерства, составляла прослойка городских интеллектуалов — юристов, врачей, преподавателей университетов и школ, студентов, людей свободных профессий. Среди них очень высокими доходами и влиянием выделялись юристы.

Вышеперечисленные сдвиги со временем привели к складыванию новой социальной структуры и появлению таких слоев, как ранняя буржуазия и предпролетариат. Они возникли не в результате эволюции какого-то одного из средневековых сословий, а на основе слияния разнородных групп, которые объединяло участие в новых формах предпринимательства, преимущественно раннекапиталистического типа. Ранняя буржуазия 1ключала сельских и городских предпринимателей, значительную часть нового дворянства, иладельцев мануфактур. Преддролетариат складывался за счет обезземеленных крестьян, разорившихся ремесленников и городско-ю плебса.

Абсолютная монархия. На рубеже XV—XVI вв. страны Западной Европы вступают в вовую фазу своего политического развития. Для нее характерно усиление централизаторских тенденций: к началу XVI в. завершается "собирание" королями французских, английских, испанских земель. В тех регионах, где не сложились крупные централизованные государства (Италия, Германия), также заметна консолидация земель вокруг местных политических центров.

Наряду с территориальным объединением происходит политическая централизация, формируется новый тип государственной власти, приобретающей черты и функции, не свойственные средневековой сословной монархии. Королевская власть, подавив последние попытки сопротивления со стороны феодальных магнатов, усиливается настолько, что в ряде случаев отказывается от созыва органов сословного представительства, которые теряют былое политическое значение. Устанавливается режим практически неограниченного личного правления государя, получивший название абсолютной монархии.

Абсолютизм находит теоретическое обоснование в политической мысли, провозглашающей божественное происхождение королевской власти, безраздельный суверенитет государя и недопустимость сопротивления ему.

Причины усиления королевской власти коренились в особой i оциально-политической ситуации, сложившейся в западноевропейских странах на рубеже XV—XVI вв. Деформация средневековых i ословий и прежних форм их организации приводит к тому, что юциальные группы, причастные в той или иной степени к политической власти, оказываются в большей зависимости от короны, чем прежде.

Дворянство в условиях падения его реальных доходов находит в королевской власти источник поддержки, пожалований и милостей. С конца XV в. к королевским дворам устремляется и забывшая о Лылой оппозиционности аристократия, и "дворянство шпагя" в на-дгжде получить придворные синекуры, посты в армии или в органах «осударственного управления. За милости монархов разворачивает-ги острое соперничество дворянских группировок — клиент ел, складывающихся вокруг удачливых фаворитов и придворных. Старое
Наряду с термином "абсолютизм", утвердившимся в отечественной нсгорио-графии, для характеристики этого типа государства используются также понятия "новая"» "ренессаиснав", "персональная монархия, широко распространенные  зарубежной литературе.

 

дворянство ожидает от короны такой социально-экономической политики, которая позволила бы ему сохранить доминирующее поло жение в обществе, обеспечить контроль над крестьянством, стабильное поступление рент и подавление социального протеста. Оно также заинтересовано в активной внешней политике, обеспечивающей этому сословию участие в военных кампаниях и колониальных предприятиях.

Положение духовенства было во многом сходным. Ослабление католической церкви, утрата ею автономии от светских властей, победа Реформации и оформление национальных церквей в ряде стран Европы ставили судьбы духовенства в зависимость от монархов как в экономическом, так и в политическом отношении. Таким образом, два ведущих феодальных сословия, нередко составлявшие в прошлом оппозицию королевской власти, в силу обстоятельств склонялись к сотрудничеству и подчинению ей.

Третье сословие — горожане, в особенности предпринимательские элементы, и раньше более склонные к союзу с королевской властью, видели в ней залог своего процветания, нуждаясь в протекционизме — экономическом регулировании, поощряющем национальные производство и торговлю. Поддержка короны была жизненно необходима организаторам крупного производства, купечеству, владельцам мануфактур, которым приходилось противостоять цехам, ограничивающим масштабы их деятельности. Королевские патенты на производство и торговые лицензии позволяли преодолевать эти препоны, ради чего ранняя буржуазия была готова делиться с короной частью своих прибылей. Она ожидала от государства и учета своих политических пожеланий, в частности, создания условий для выхода национальных производителей на новые рынки и их участия в освоении колоний.

Используя заинтересованность сословий и играя на их противоречиях, монархия получает возможность возвыситься до положения почти надсословной силы и обрести невиданную ранее самостоятельность. Лавирование между старым дворянством, сохранившим большое политическое влияние, и предпринимательскими слоями, которые не обладали политическим весом, но располагали финансовыми средствами, стало характерной чертой политики абсолютистских государств, При этом забота о дворянстве была продиктована самой сущностью феодальной монархии: оно оставалось доминирующим сословием, плотью от плоти которого был сам государь. Поощрение же ранней буржуазии диктовалось политической конъюнктурой, зависело от дальновидности монарха и его готовности заботиться о национальной экономике. Отсюда — огромное значение, которое в эпоху абсолютизма приобретает личность государя, по скольку именно его политический выбор зачастую определял судьбы народа и государства.

При всем разнообразии национальных вариантов абсолютизма его наиболее характерной чертой было сосредоточение в руках монарха новых рычагов управления, В первую очередь к ним относят появление мощного и разветвленного бюрократического аппарата. К концу XVI в. в большинстве стран Западной Европы окончательно складывается стройная система органов центрального и местного управления» позволяющая государям эффективно осуществлять свою политику. Ее проводником становится многочисленное чиновничество, состоящее на жаловании у короны и преданное ей. Важную роль в административной системе абсолютизма по-прежнему играет дворянство, занимавшее в ней ключевые посты. Независимо от их социального происхождения людей, занятых в управлении, отличали высокий уровень образованности и профессионализм.

Опираясь на бюрократические структуры, государство ставит перед собой новые масштабные задачи. Оно последовательно ограничивает сеньориальную и церковную юрисдикцию, ведет наступление на местные вольности и привилегии отдельных городов и провинций. Относительной унификации подвергаются судебная, административная и фискальная системы. Абсолютистское государст-шо отличает высокая законодательная активность, оно распространяет свой контроль на все сферы жизни общества. Королевская власть не только определяет внутреннюю и внешнюю политику, но и регламентирует социальные и экономические отношения, беря на ссбя функции, принадлежавшие некогда городским корпорациям, цехам, вторгается в сферу вероисповедания и частной жизни.

В XVI — первой половине XVII в. возрастает количество бюрократических ведомств усиливается их специализация. В дополнение к казначействам, государственным канцеляриям и судебным палатам» составлявшим ядро средневековых королевских курий, иозникают адмиралтейства, торговые палаты, управления по делам колоний, а также армии и флота. На их основе в XVII в. формируются первые министерства. Все более обособляются и профессионализируются дипломатическая служба и разведка.

Реальная власть повсеместно сосредоточивается в руках узкого круга высших государственных чиновников, входивших в так называемые "тайные"» или "узкие1, советы при королях. На них ложится груз огромной повседневной работы по управлению всеми сферами жизни» что постепенно приводит к специализации внутри сове-то» и выделению направлений, курируемых отдельными их членами — внешняя политика, внутренняя политика, флот, армия, Финансы и т.д. Государственные советы эпохи абсолютизма стали прообразом современных кабинетов министров, Вновь создаваемые бюрократические структуры соседствовали с унаследованными от средневековья сословно-представительными органами. Значение последних в законотворчестве и реальном управлении упало, однако соотношение старых и новых институтов власти имело свои особенности в каждой стране: в некоторых (к примеру, во Франции) представительные учреждения игнорировались монархами и подолгу не созывались, в других (в Англии, Швеции) они успешно включались в систему абсолютизма и эффективно работали рука об руку с королевской администрацией.

Если средневековые теория и практика предполагали управление страной как королевской вотчиной, осуществлявшееся ключевыми фигурами двора, то административная система раннего нового времени и методы ее работы все в большей степени приобретали публично-правовой и общенациональный характер. Это нашло отражение в политических теориях XVI—-XVII вв., которые оперировали такими понятиями, как "благо нации" и "государственный интерес".

Одним из важнейших институтов государства является армия, характер которой существенно изменился в XV — первой половине XVII в. Широкое распространение к концу XV в. огнестрельного оружия повлекло за собой важные технические и социальные последствия, вызвав подлинный переворот в военном деле. Применение артиллерии сделало неэффективными прежние каменные укрепления средневековых крепостей, а стрелковое оружие — рыцарские доспехи. В фортификационном деле стали шире применяться вынесенные за линию крепостных стен мощные земляные укрепления, менее уязвимые для ядер и пуль, с редутами, на которых устанавливались артиллерийские батареи. Крупные сражения разворачивались на открытых пространствах, что влекло за собой изменения в военной стратегии и тактике. В армии XVI—XVII вв. широко применялось личное стрелковое оружие — аркебузы, мушкеты, пистоли, но оно было еще ненадежно и сложно в обслуживании, поэтому аркебузиров и мушкетеров прикрывали отряды пики-неров или копейщиков, формировавшиеся из простонародья.

В этих условиях значение тяжеловооруженной рыцарской конницы падает. И хотя дворянство по-прежнему сохраняет за собой командные посты в армии и из него формируются элитные гвардейские полки и отряды легкой кавалерии, зависимость государей от него как сословия профессиональных воинов ослабевает. На смену отрядам прямых королевских вассалов приходят многотысячные армии профессиональных солдат-наемников, получающих казенное жалование. Наряду с наемничеством распространяется и принудительный рекрутский набор в королевские полки, куда отправляют обедневших крестьян, "праздношатающихся" пауперов, а порой и преступников, чтобы освободить от них тюрьмы.

Укреплению абсолютизма способствовало и совершенствование государственных финансов. По традиции доходы европейских монархов складывались в основном за счет поступлений от домениаль-ыых земель, фонд которых увеличился благодаря конфискациям владений мятежных магнатов (в ряде случаев и благодаря секуляризации церковных земель в ходе Реформации), а также за счет налогов. Система налогообложения населения, унаследованная от средневековья, усложняется. Помимо прямых налогов, собираемых с согласия сословно-представительных органов, государи прибегают к принудительным займам у населения, вводят дополнительные косвенные налоги, военные и корабельные сборы, используют новые приемы, чтобы повысить собираемость налогов (откупы). Постоянный нажим на налогоплательщиков и отсутствие реального контроля со стороны представительных учреждений увеличивают доходы короны. Монархи активно прибегают к банковским операциям, международным займам, вкладывают деньги в торговые и колониальные предприятия. Государственные финансы пополняются также за счет таможенных сборов и поступлений из колоний. Новым источником обогащения казны становится продажа лицензий на монопольную торговлю и патентов на производство, то есть изъятие части прибыли предпринимателей в пользу фиска, а также торговля дворянскими званиями и т.п. Эти статьи доходов обеспечивают европейским монархам большую свободу распоряжения государственными финансами.

В период абсолютизма разрешается многовековой конфликт между светской и духовной властями, соперничавшими за верховенство в рамках средневековых государственных образований, В большинстве случаев светские правители ограничивают вмешательство главы римско-католической церкви в дела их стран и добиваются широких привилегий для национальных церквей, а в странах победившей Реформации полностью подчиняют себе церковь, которая интегрируется в систему государственных институтов.

Складывание абсолютизма стало, таким образом, важным шагом в развитии более совершенного в институциональном отношении суверенного государства.

Именно в такой форме — в рамках крупного централизованного национального государства — сложился абсолютизм во Франции, Англии, Испании. По тому же пути развивались Дания и Швеция, где, однако, формирование абсолютизма шло медленно и неоднократно прерывалось рецидивами феодальной вольницы. Однако Европа XVI—XVII вв. знала и иную модель развития — так называемый црегиональный", или ''княжеский", абсолютизм. Она характерна для Италии и германских земель с присущим им полицентризмом. Но и здесь в рамках небольших государственных образований шел процесс укрепления монархической власти, формирования бюрократического аппарата, реформирования армии и усиления контроля светской власти иад церковными институтами. Однако объективно упрочение абсолютистских режимов в многочисленных мелких государствах не только не способствовало, но и препятствовало национальному объединению Италии и Германии.

Возникновение наций. Характерной чертой раннего нового времени был процесс формирования современных наций. В его основе лежало интенсивное экономическое развитие, складывание внутренних рынков и централизаторская политика абсолютизма. В европейских странах шло стирание различий между населявшими их народностями, унификация диалектов и складывание единых национальных языков, становление самобытных культур и формирование национального самосознания. Государствами по преимуществу одной доминирующей нации стали Франция, Англия, Италия, Испания, Португалия, Дания, Швеция, Шотландия.

Процесс оформления наций в Европе осложняло существование универсалистской, объединявшей множество народов державы Габсбургов, а также ряда политических уний между странами, тяготевшими к обособлению (Данией и Швецией, Швецией и Польшей, Испанией и Португалией и др.), Тем не менее формирование наций шло и в полиэтнических государствах. В пределах Империи началось выделение немецкой и австрийской наций, а на основе отложившихся от Габсбургов Северных Нидерландов сформировалась голландская нация.

В Центральной и Юго-Восточной Европе становлению национальных государств препятствовали рутинное состояние экономики (ее преимущественно аграрный характер), а также ряд политических факторов, и в первую очередь — османское завоевание. Тем не менее подчиненное положение в составе многонациональных держав (для чехов, венгров, словаков, хорватов и других), господство иноземных завоевателей (для балканских народов и венгров), религиозные преследования стимулировали рост национального самосознания у народов, не получивших еще своей государственности или утративших ее.

Наряду с формированием наций одним из феноменов раннего нового времени было осознание европейцами своей культурно-политической общности. Понятие "Европа" стало актуальным на фоне открытия новых континентов и знакомства с иными цивилизациями, религиями и культурами. При всех этнических и конфессиональных различиях европейские народы объединяла общность исторического происхождения, территории, христианской веры, культурных и политических традиций.

Новые формы политической культуры. XVI—XVII века стали важным этапом в становлении политической культуры нового времени. Огромную роль в пробуждении политической активности общества сыграло книгопечатание, возникновение которого было по существу революцией, создавшей новое средство распространения информации. Уже к концу XVI в. появляются периодические издания, в начале XVII в. зарождается пресса — первые газеты и журналы. Печатные книги и памфлеты систематически использовались в официальной государственной пропаганде, в политической и конфессиональной борьбе. В то же время стремление светских и церковных властей контролировать доступную обществу информацию породило такое явление, как цензура печати.

Большой шаг был сделан в разработке теории общества и государства. Центральными проблемами политико-правовой мысли, которая все больше секуляризировалась, были природа монархии и представительной власти, понятие "суверенитет", место права и религии в обществе, проблема тирании и сопротивления ей.

Повседневная практика представительных учреждений XVI — первой половины XVII в, легла в основу современного парламентаризма. В это время окончательно сложились приемы законотворчества: порядок оформления законопроектов, их внесения и обсуждения. В парламентах, как и в бюрократических органах, сформировались собственная дисциплина, корпоративная этика, ритуал и делопроизводство. В XVI в. в английском парламенте были впервые выдвинуты требования свободы слова, доступа депутатов к монарху и их неприкосновенности. Трактовавшиеся в то время весьма ограниченно, они тем не менее стали фундаментом современного понимания политических свобод. В начале XVII в. здесь же возник институт легальной парламентской оппозиции, критически настроенной к властям, но лояльной и работающей в союзе с ними.

Новые формы сложились и в культуре международных отношений. В раннее новое время активно разрабатывалась теория права народов, войны и мира, начала оформляться новая система европейского международного права. Развитию межгосударственных контактов способствовало становление дипломатической службы, системы постоянных посольств при иностранных дворах, разработка теории дипломатического искусства и протокола.

Проблема социальных революций XVI в. В современной историографии нет однозначного употребления термина "революция". Применительно к раннему новому времени речь может идти о "революции цен" в экономике, "духовной революции", которая была осуществлена Реформацией, "научной революции" XVII в.» "соцнальных революциях" в период перехода от феодализма к капитализму и т.д. В последнем случае термин "революция" связан с важной дискуссионной проблемой — трактовкой Реформации и Крестьянской войны в Германии как явления, представляющего первую в истории человечества (хотя и потерпевшую поражение) раннебуржуазную революцию.

Эта концепция сложилась в марксистской историограф™, опиравшейся на идеи Ф. Энгельса. Она справедливо отвергла одну из распространенных тенденций изучения Реформации — попытку объяснить ее историю чисто религиозными или религиозно-полити-ческими факторами, оставляя в стороне роль многообразных социальных интересов, значение массовых движений в историческом процессе.

В свою очередь в концепции раннебуржуазной революции в Германии религиозный аспект рассматривается лишь как "оболочка", "идеологическая маскировка" социальных чаяний различных общественных слоев, что модернизирует историю и не отвечает действительности XVI столетия. Недостатками такого подхода являются преувеличение степени зрелости раннекапиталистических отношений и зарождающихся буржуазных элементов, недооценка того, что буржуазия, в интересах которой должна была бы свершаться революция > едва начала формироваться как особый слой общества Отдельные частные кризисы, наличие которых характеризуется как предпосылка Реформации и показатель назревшей "революционной ситуации", даже в совокупности не имели ни общенационального, ни универсального, системного характера. Реформация развивалась как во время, так и после Крестьянской войны в Германии, охватывая обширные регионы, вовсе не затронутые этим социальным конфликтом. Она разрезала общественные слои не по классовому, а по вероисповедному признаку. Осознание чрезмерной жесткости и других недостатков концепции раннебуржуазной революции привело к значительным расхождениям даже среди сторонников этого направления при определении хронологических рамок революции в Германии, ее этапов, места в "цикле раннебуржуазных революций".

С тех же самых методологических позиций события 1566— 1609 гг. в Нидерландах обычно оцениваются как второй акт процесса раннебуржуазных революций в Европе. Утверждается, что они свершались в период мануфактурного развития капитализма, когда формирующийся класс буржуазии еще отличается недостаточной политической зрелостью и задачей революции является расчистка путей для его дальнейшего роста. Специфика буржуазной революции в Нидерландах усматривается в том, что она шла под идеологическим знаменем кальвинизма и была связана с освободительной войной против испанской власти. Значение этой революции в цикле других определяется следующим образом: она впервые в мире закончилась победоносно, хотя и в небольшом регионе. Авторы этой концепции делают оговорку, что социальная сущность событий в Нидерландах четко не выявлена, и объясняют это тем, что буржуазная революция "внешне" приняла форму борьбы за независимость против Испании. Рождение в результате разрыва с испанской монархией Республики Соединенных провинций, а также временное бурное ускорение темпов развития раннекапиталистическаго уклада в нидерландской экономике (почти не затронувшее, однако, социальных отношений в деревне) относят на счет успехов революции.

Между тем все это стало следствием обретения северными провинциями свободы от испанского деспотизма, от бремени его поборов и жесточайшей политики преследования инакомыслия. По сути события в Нидерландах второй половины XVI — начала XVII в, были принявшей крупные масштабы длительной освободительной борьбой, в ходе которой, естественно, решался и ряд важных социально-экономических проблем. Именно эта концеция, широко распространенная и в зарубежной историографии, нашла отражение в соответствующей главе данного учебника.

Реформация. XVI век — время прокатившегося по Европе мощного движения за реформу римско-католической церкви, получившего название Реформация. Она не только вобрала многовековые традиции критики церкви и клира, но и выдвинула новые принципы понимания веры, Священного Писания и церковного устройства. Начавшись с выступления в 1517 г, Мартина Лютера, к середине столетия Реформация привела к возникновению, наряду с католической церковью, нескольких других христианских церквей: лютеранской, англиканской, кальвинистской, цвинглианской с их новыми протестантскими вероисповеданиями. Сложились и продолжали множиться независимые от официальных церквей различные религиозные общности — анабаптистов, антитринитариев и других. В Реформации в той или иной степени приняли участие все социальные слои и группы — от масс крестьянства и плебейских городских слоев до высшей титулованной знати, духовенства и государей. Масштабы движения, его идейная направленность и результаты в разных странах были различными.

По своим идейным основам и целям Реформация носила религиозный характер и опиралась на догматику, отвергавшую необходимость особой посреднической роли духовенства в "спасении души". Основой христианского вероучения признавалось лишь Священное писание; в отличие от католической церкви, отрицалась роль Священного предания — постановлений церковных соборов и пап. Путь к спасению связывался с "истинной верой" и следованием нравственным принципам Евангелия, а не с "добрыми делами".

 

Согласно официальной католической доктрине, "добрые дела" предполагали неукоснительное соблюдение всех церковных обрядов и акции милосердия. Внешним проявлениям благочестия реформаторы противопоставляли искренность религиозных убеждений, "внутреннюю веру". Реформация отвергла традиционный римско-католический культ с его пышной обрядностью и сделала акцент на проповедях, разъясняющих истины Священного Писания.

Возросшая с появлением книгопечатания возможность для каждого верующего самостоятельно знакомиться с главными христианскими текстами резко стимулировала переводы Библии на национальные языки и издание религиозной литературы. Отсюда и внимание новых конфессий к начальному образованию и к преподаванию богословия в университетах. Реформация несла также и мощный социальный заряд. Бюргерству, особенно активно поддерживавшему Реформацию, были близки идеи "дешевой" церкви и выдвигавшиеся протестантизмом новые этические принципы. Дворянство видело в секуляризации церковных земель возможность расширить собственные владения. Чаяния низов в некоторых радикальных течениях Реформации — у анабаптистов, последователей учения Томаса Мюнцера и других — облекались в форму требований социального и имущественного равенства. Государственная власть, проводившая в ряде стран Реформацию "сверху", усматривала в ее победе возможность пополнения казны и упрочения собственных политических позиций.

Реформация охватила большинство стран Западной и Центральной Европы. Ей удалось одержать победу во многих немецких княжествах и городах, в ряде кантонов Швейцарии, в Англии, а также в завоеванной англичанами Ирландии, где часть населения сохранила, однако, верность католицизму; в Дании с принадлежавшими ей Норвегией и Исландией; в Швеции с входившей в состав этого королевства Финляндией; в северной части Нидерландов — добившейся независимости Республике Соединенных провинций. Реформация смогла стать одной из влиятельных сил в Венгрии, а на определенный период — во Франции и в Польше. Она не оказала воздействия на Испанию и Португалию, имела лишь спорадические проявления в Италии, где католическая церковь дала ей решительный отпор и полностью восторжествовала.

Реформация вынудила папский Рим предпринять решительные шаги к укреплению католической церкви в союзе с оставшимися верными ей властями — это движение получило название Контрреформации. На основе решений Тридентского собора (1545—1563), главными из которых были осуждение протестантской "ереси" и признание верховенства папы над церковным собором и епископами, Рим провел также ряд важных реформ. Они обновили католическую церковь и со временем усилили ее позиции, не затронув традиционных основ ортодоксально-католической догматики.

Важным итогом Реформации стало возникновение ряда независимых от Рима государственных церквей, которые способствовали национальной консолидации своих стран. Еще значительнее был сам факт утверждения в Европе церковно-религиозного "многоголосия", несмотря на обстановку жестоких межконфессиональных споров и религиозных войн. Этот плюрализм позитивно сказался на культурных процессах, включая развитие науки, и стал одной из главных традиций европейского развития в последующие столетия.

Изменения в картине мира. Раннее новое время было эпохой, когда на море и на суше европейцами совершались Великие географические открытия. Впервые были установлены или резко расширены многообразные экономические и культурные связи Европы с другими материками. Это способствовало внесению существенных корректив, а порой и радикальных перемен в картину мира, которая сложилась в средние века. Открытие Американского континента, значительное обогащение представлений об Африке и Азии, первые кругосветные путешествия — все это изменило традиционный для европейцев образ Земли: подтвердилась ее шарообразная форма, а после открытий Коперника стала постепенно утверждаться идея обращения нашей планеты вокруг Солнца.

Менялись и представления о населявших Землю племенах и народах, стремительно умножались сведения о многообразии языков, обычаев, верований. Контакты с прежде неведомыми этносами, особенно с индейцами Америки, порождали немало вопросов, на которые трудно было найти ответы в традиционном богословии (к примеру, есть ли у индейцев, о которых ничего не сказано в Священном писании, душа, и такие ли они люди, как европейцы). Ответы имели тогда не только теоретическое, но и практическое значение: от признания единства человеческого рода или отказа от этого взгляда зависело, как оценивать насилие по отношению к покоренным жителям Америки — принимать или, наоборот, осуждать подобные методы. Расширение представлений о многообразии этносов в свою очередь стимулировало осознание определенной общности народов, населяющих Европу.

Новые черты мировосприятия. Одно из характерных явлений раннего нового времени — развернувшийся практически во всех странах Европы, хотя и с разной силой и не синхронно, процесс развития и укрепления национального самосознания. Утверждение этой новой черты социальной психологии сопровождалось, с одной стороны, попытками некоторых властителей установить гегемонию в Европе и даже создать наднациональное государственное объединение, а с другой стороны, — стремлением к сохранению местной обособленности, традиционных сугубо локальных прав и привилегий,

Складывание национальных языков, постепенное превращение их не только в языки официального делопроизводства, но и литературного творчества, а в протестантских странах и церковной службы, укрепляло осознание национальной общности. Одной из важных тем новой филологии стало прославление достоинств и возможностей родного языка. Свой вклад в развитие патриотических чувств вносили и авторы исторических сочинений, уделявшие пристальное внимание великим деяниям предков, незаурядным личностям, событиям прошлого своего народа, ею нравам, обычаям, культурным достижениям. На смену характерным для средневековья всемирным хроникам, вписывавшим исторические события в череду процесса, свершавшегося "от сотворения мира", приходит интерес к истории "своего племени", основанной на источниках, которые выверялись методами зарождающейся историко-филологической критики. Типичным становится стремление выявить преемственность в добродетелях и пороках своего народа — от древнейшей поры до современности. Так складываются основы представлений о национальных характерах, национальной психологии.

Менялись и другие аспекты мировосприятия. На смену замкнутости тесных мирков, локальных пространств приходит расширение горизонтов, напряженное переживание стремительных и не всегда понятных перемен. Они вызывают то восторг перед новизной, которая впервые оценивается как достоинство, а не как ломка добрых старых обычаев, то страх перед ней как неким симптомом разрушения устоев, близящегося конца света. По-новому ощущается ценность времени: не случайно именно тогда широко распространяются разные виды часовых механизмов, точное измерение времени начинает входить в привычку. Иным становится отношение к бедности и богатству: все реже вызывает осуждение стремление к богатству, тяга к накопительству, а бедность все менее отождествляется с состоянием святости. Уже не получают столь резкого, как ранее, неодобрения церкви ростовщический процент, практика установления на товары не только "справедливых цен", но и цен, приносящих значительные доходы торговцу, Появляется теоретическое оправдание богатства как условия полноценной жизни, подчеркивается его общественная значимость и даже "угодность Богу".

Характерно, что новое понимание времени и новая оценка богатства оказываются взаимосвязанными: начинает утверждаться формула "время — деньги". Она становится одним из правил рождающейся этики предпринимательства, в которой высоко ценится энергия, активность, внутренняя дисциплина, готовность проявлять инициативу и не бояться риска при быстро меняющихся жизненных обстоятельствах. Эти новые черты социальной психологии находят отражение как в гуманистической этике, так и в моральных доктринах протестантских церхвей.

Прочнее держались представления о незыблемости сословной иерархии, свойственной феодальному обществу, хотя оценка социальной роли отдельных сословий приобретала новые оттенки. В наибольшей мере критическому пересмотру подвергались традиционные представления о клире, особенно монашестве, что создавало благоприятную психологическую атмосферу для реформационного движения. Определенный кризис испытывала идеология рыцарства — его все более воспринимали как исторически отживающее сословие, чему способствовали кардинальные изменения в военном деле. В то же время крепло самосознание бюргерства и прежде всего его состоятельной верхушки. Богатство давало ей ощущение широких возможностей не только в хозяйственной деятельности: оно открывало пути аноблирования, реального приобщения к структурам власти. Антисословные настроения складывались в среде зарождавшейся буржуазии — нового слоя общества, не имевшего четко обозначенных, однородных социальных корней. Критическое восприятие сословной иерархии, привилегий знати и верхушки клира было характерно и для ренессансной интеллигенции, пестрой по социальному происхождению и статусу. В гуманистической этике утверждались идеи достоинства личности, связанного не со знатной родословной, а с нравственным совершенством и творческими, деловыми успехами самого человека.

Нетрадиционные представления о мире, человеке, обществе, складывавшиеся в эпоху раннего нового времени, не стали, однако, господствующими. Они сосуществовали с традиционным средневековым менталитетом, с сословными ценностями, предрассудками, с миром народной фантазии. И хотя более широкие мировоззренческие горизонты отличали человека раннего нового времени от средневекового европейца, изменения в общественном сознании еще не обрели массового характера.

Развитие науки. Конец XV — начало XVI в. — период быстрого развития книгопечатания во многих странах Европы. Связанное с ним стремительное нарастание обмена информацией дало мощный импульс подъему научной мысли. Широко издавались не только сочинения древних ученых, но и труды современных авторов по различным отраслям знания, включая естественные науки. Международным языком науки оставался латинский, но все чаще стали появляться переводы научной литературы на национальные языки. В первой половине XVII в. они серьезно потеснили латынь в естествознании, которое начало особенно быстро набирать силу на грани столетий.

 

Наиболее важными достижениями были отмечены география, картография, астрономия, механика, медицина. Первые достоверные карты Европы и мира, в которых учитывались результаты Великих географических открытий, были созданы в середине XVI в. выдающимся картографом Меркатором. Эпохальным для астрономии стало гелиоцентрическое учение Николая Коперника, изложенное в труде иО вращении небесных сфер". Эта книга, напечатанная в 1543 г., развенчала традиционные представления о Земле как центре солнечной системы. Расхождение учения Коперника с традицией, основанной на текстах Священного Писания, вызвало резкую критику как со стороны католических теологов, так и со стороны протестантов, в том числе Лютера. Астрономия, начавшая с труда Коперника новый отсчет своего развития, обогатилась позже наблюдениями Тихо Браге и открытиями Иоганна Кеплера, которые подтвердили идею Коперника. Надежным обоснованием гелиоцентризма стали сделанные с помощью нового телескопа открытия Галилео Галилея. Противники учения Коперника — церковные ортодоксы — в 1616 г. официально осудили идеи гелиоцентризма. Догматизм ставил серьезные преграды знанию, основанному на опыте и эксперименте, и все же оно продолжало делать новые шаги. Галилей совершил ряд открытий в области механики — обосновал законы падения тел, инерции, понятия скорости и ускорения.

Одной из быстро обновлявшихся областей науки была математика. В ней выделились самостоятельные разделы: алгебра, тригонометрия, аналитическая геометрия, развивалась теория бесконечно малых величин. Определенные успехи были достигнуты в геологии, тесно связанной с горным делом, в химии, еще не обособившейся от традиционной алхимии, в зоологии и ботанике. В медицине важные шаги сделала анатомия — основополагающим здесь стал иллюстрированный труд Андреаса Везалия "О строении человеческого тела". Усилиями Уильяма Гарвея и Мигеля Сервета была разработана теория кровообращения. Начало новому этапу врачевания с помощью химических медикаментов положил Парацельс.

С успехами естествознания было тесно связано развитие ренес-сансной натурфилософии, утверждавшей значение опыта как основы познания и отвергавшей догматизм. Достижения математических наук и механики оказали влияние на рационалистические философские теории. Взаимозависимость философии и науки нашла яркое проявление в творчестве Фрэнсиса Бэкона и Рене Декарта.

Развитие культуры. Основные этапы и направления. Раннее новое время — эпоха сложного взаимодействия традиционных и вновь возникающих идейных и художественных направлений в культуре. В ее развитии можно выделить три основные этапа: конец

XV — первая половина XVI в.; вторая половина XVI в.; период от рубежа веков до середины XVII в. Первый этап отмечен распространением во многих странах культуры Возрождения, давно завоевавшей прочные позиции в Италии, Во второй четверти XVI в. начинает сказываться нарастающее воздействие на культуру раскола рим-ско-католической церкви и идей Реформации.

Культурные процессы второго этапа отмечены двойственностью: продолжается обновление различных сфер культуры — общественно-политической мысли, философии, искусства — на ренес-санскых началах, но вместе с тем происходит и трансформация гуманистических идеалов, их оттесняют новые идейные веяния, ставящие под сомнение "божественность" и величие человека. Усиливается влияние на культуру в одних странах победивших в них реформационных представлений и институтов, в других — Контрреформации и норм обновленного католицизма. Заметный отпечаток на культурные процессы этого этапа накладывает почти повсеместное укрепление абсолютистских режимов. И все же преемственные связи с культурой первой половины XVI в. и более чем двухвековым опытом итальянского Возрождения продолжают сохраняться, хотя в самой ренессансной культуре начинают отчетливо проступать черты кризисных явлений.

Третий этап — первая половина XVII в. — ознаменовался наступлением и расцветом новой культурной эпохи, часто именуемой эпохой барокко, хотя это стилистическое направление не было единственным. Наряду с ним в ряде стран, особенно во Франции и Голландии, развивается классицизм, а в творчестве многих мастеров литературы и искусства утверждаются реалистические принципы. Получают распространение порой причудливые сплетения различных стилистических направлений.

Возрождение как исторический тип культуры. Культура Возрождения достигла своего ярчайшего расцвета в пору Высокого Возрождения (конец.XV — первая треть XVI в.) в Италии; она активно утверждалась как особый культурный феномен и в ряде других стран Европы, обретая общеевропейское значение, Ренессансная культура, уже в предшествующий период обогатившая образование и гуманитарные дисциплины новой проблематикой и новыми методами познания, а архитектуру и изобразительное искусство новой стилистикой, в XVI в, оказывала влияние и на другие сферы творчества — натурфилософию, естествознание, театральное искусство, музыку. В этом процессе, как и в продолжавшемся усвоении античного наследия, велика была роль книгопечатания. Наиболее известные типографии — Мануциев в Венеции, Кобергера в Германии, Плантена в Нидерландах, Этьенов во Франции — опирались в своей издательской деятельности на сотрудничество с гуманистами, которые выверяли сочинения древних авторов, переводили их на национальные языки, комментировали тексты. Известный современной науке корпус произведений греческих и латинских авторов сти в значительной своей части был открыт и освоен в эпоху Возрождения.

В ренессансной культуре, широко обращавшейся к античному философскому и художественному наследию, сложился своеобразный культ древности, которая противопоставлялась "варварскому" средневековью. Считалось, что вместе со средневековой "порчей" классиче-сой латыни пришла в упадок вся культура. Восстановление преемственной связи с античным наследием, языческим и христианским, во многом утраченной в средние века, и в XVI в. продолжало оставаться одной из главных задач и вместе с тем типологических черт культуры Возрождения. Античности подражали, но с ее достижениями и соревновались, решая новые проблемы, стоявшие в эту эпоху перед человеком и обществом. Усваивались и заново осмыслялись Ренессансом и традиции средневековой культуры, особенно светской — городской и рыцарской, что находило выражение в обращении к их сюжетам, жанрам, стилистике, получавших, однако, в творчестве мастеров Возрождения нетрадиционное, оригинальное преломление. На всех этапах развития ренессансной культуры ее отличало стремление к новаторству и высокий уровень мастерства. При всем своеобразии Ренессанса нельзя недооценивать и его преемственных связей со средневековьем. Прежде всего — с христианской традицией, что проявлялось в различных областях культуры.

Главной отличительной чертой Возрождения как исторического тира культуры стало гуманистическое мировоззрение. Оставаясь в русле христианства, оно по многим позициям отходило не только от схоластики, но и от церковной ортодоксии. Новое мировоззрение строилось на принципах антропоцентризма, подчеркивало центральное положение человека в системе мироздания. Гуманизм героизировал личность вплоть до безмерного преувеличения ее возможностей, он основывался на идеях гармонии человека и природы, самоценности земного бытия, обосновывал способность людей быть разумными устроителями своей жизни. Светская, внетеологическая трактовка мирских проблем стала характерной для многих областей ренессансного знания, в частности моральной философии, включавшей по традиции экономику, политику и этику.

Новаторская художественная стилистика Возрождения развивалась в XV и в начале XVI в. на основе принципа "подражания природе" и идеала прекрасного, гармоничного человека. Не случайно в изобразительном искусстве особенно широкое развитие получил жанр портрета, воплотивший гуманистические представления о человеке, о неповторимом своеобразии личности. Особое место в ренессансной живописи занял пейзаж, подчеркивавший неразрывную связь человека с природой.

С другой стороны, уже со второй четверти XVI в., особенно в искусстве, связанном с придворно-аристократическими кругами, заметна склонность к формализации художественных открытий великих мастеров Возрождения — Леонардо да Винчи, Рафаэля, Мике-ланд ж ел о, Тициана. Начинает утверждаться принцип не "подражания природе", а "преображения" ее силой фантазии и виртуозности художника; на смену культу естественной и ясиой красоты приходит культ изощренности и грации, характерный для нового стилистического течения — маньеризма.

Преимущественно в светском русле протекает в раннее новое время и развитие ренессансной литературы и театра. Здесь был особенно велик индивидуальный вклад гениев эпохи — Франсуа Рабле, Эразма Роттердамского, Уильяма Шекспира, Мигеля Сервантеса, Лопе де Вега.

Одним из ценных завоеваний культуры Возрождения стали программа и методы гуманистического образования, находившие применение в частных и городских школах, на университетских кафедрах, при дворах правителей и вельмож. Гуманистическую педагогику, особенно методы изучения древних языков, охотно заимствовали многие церковные школы, как католичесие, так и протестантские, внося, однако, свои коррективы в идейную направленность образования.

На основе ренессансной культуры сформировался новый слой интеллигенции, мощно заявившей о себе в Европе уже в конце XV — первые десятилетия XVI в. Его составляли прежде всего гуманисты» чьи профессиональные занятия были связаны с обновленным комплексом гуманитарных дисциплин, но также писатели, художники, архитекторы, деятели науки. Ренессансная интеллигенция создавала новые формы самоорганизации — различного рода кружки, сообщества, академии, мастерские художников, в которых царила атмосфера творических поисков и свободных дискуссий. Это во многом отличало ее от таких традиционных групп интеллигенции, как теологи, юристы, университетские преподаватели метафизики и диалектики с характерными для них устоявшимися формами общения.

В раннее новое время в общем культурном процессе наряду с динамично развивавшейся ренессансной культурой существовали и достаточно традиционные направления. Это прежде всего схоластика, которая оставалась официальной наукой, господствовавшей в католических университетах. Некоторому обновлению она подверглась во второй половине XVI в. после Тридентского собора. Видные деятели Реформации, поначалу резко критиковавшие средневеко-иую схоластику, по мере догматизации новых протестантских вероучений также обратились в университетах к схоластическим формам образования. Устойчивость традиций была характерна и для народной культуры, как сельской, так и городской: различные разновидности фольклора, массовые праздничные действа и смеховые формы карнавалов, бытовые ритуалы и обычаи мало изменялись с течением столетий.

Основные принципы мировоззрения западноевропейского общества в раннее новое время продолжали определяться, как и в средние века, христианским вероучением, ко в условия конфессионального многообразия послереформационной эпохи даже официальные доктрины различных церквей приобретали разные оттенки.

Эпоха раннего барокко. Новый своеобразный сплав многовековых средневековых традиций» наследия эпохи Возрождения и собственных творческих открытий дала эпоха барокко. Барокко господствовало во многих областях европейской культуры на протяжении всего XVII в., а в ряде стран и позже. Становление этого стиля началось в Италии в последние десятилетия XVI в. В начале следующего столетия барокко быстро распространилось и на другие страны Европы.

Стиль барокко ярче всего проявился в архитектуре, декоративной живописи и скульптуре, в литературе и музыке, в ряде других видов творчества. Барокко всегда тяготело к ансамблям, к взаимосвязи различных видов искусства. Главными его центрами были Италия и Фландрия. В других странах Европы барокко развивалось то по образцу Италии, то со своими особыми национальными и индивидуальными оттенками.

Стиль барокко многолик, но его основные черты обладают не меньшей характерностью, чем черты Ренессанса, Барокко присуще стремление к пышности, великолепию» торжественной праздничности ансамблей, к возвеличению светского, особенно придворного, уклада жизни. Вместе с тем этот стиль полон подчеркнутой духовной экзальтации, пафоса, сочетания рациональности в мистического порыва. Барокко отражает новое мировоззрение, новую, иную, чем в эпоху Возрождения, картину вселенной и места человека в природе и обществе. По сравнению с ренессанс-ными представлениями человек утрачивает свое центральное положение в мире, испытывает воздействие могучих сил, несоразмерных с его собственными возможностями. Не гармоническая ясность, а диссонансы, контрасты мира, дисгармония человеческого существования стоят в центре внимания мастеров барокко. Реальному миру противопоставляется иллюзорный мир идеала. На смену гармонически ясным и статичным образам Ренессанса приходит всепроникающая динамика» обостренное чувство трагизма бытия, повышенная декоративность. Барочные представления и художественные формы оказывают сильное воздействие и на две другие мощные линии творчества первой половины XVII в. — утверждающийся классицизм и неотъемлемые от исканий крупнейших мастеров эпохи реалистические тенденции.

 

 

 


Легенда о добровольном рабстве

Источник: http://www.istmira.com/karpovsp-istoriya-srednix-vekov-tom-2/1816-osnovnye-tendencii-istoricheskogo-razvitiya.html


Закрыть ... [X]

Альпийская горка на даче своими руками какие растения нужны Плетение фенечек трубочками

Развитие раннекапиталистических отношений Развитие раннекапиталистических отношений Развитие раннекапиталистических отношений Развитие раннекапиталистических отношений Развитие раннекапиталистических отношений Развитие раннекапиталистических отношений Развитие раннекапиталистических отношений Развитие раннекапиталистических отношений Развитие раннекапиталистических отношений