Антиснайперы и снайперы-террористы

 

 

В последние два десятилетия во всем мире большое развитие получило еще одно направление современного снайпинга – полицейское, или контртеррористическое. Задачи снайперов в правоохранительных органах и в вооруженных силах имеют мало общего, кроме высокоточной стрельбы из винтовки. Если армейские снайперы в большинстве случаев ведут огонь на дистанции от 300 метров и дальше, то дальность выстрела полицейских снайперов по класс статистике составляет в среднем около 70 метров. Основные дистанции их огня – 200 и менее метров.

Армейский снайпер меняет позицию после одного – двух выстрелов, тогда как полицейский снайпер вряд ли будет иметь такую роскошную возможность. Так как вооруженного преступника необходимо нейтрализовать мгновенно, "сверхметким стрелкам" правоохранительных органов чаще всего приходится посылать пулю только в голову цели, тогда как "армейцу" вполне достаточно поразить противника в корпус: военнослужащий противника все равно выведен из строя, а попасть с большого расстояния в корпус гораздо легче. Зато снайпер вооруженных сил для выполнения боевой задачи вынужден преодолевать большие расстояния под огнем противника, рискуя сам попасть на мушку вражеского снайпера, в то время как полицейский снайпер чаще всего работает в городе, в условиях почти полной личной безопасности.

Очень важным отличием является и то, что на фронте промах по вражескому солдату не считается чем-то особенным. Но если стрелок правоохранительных органов не сможет мгновенно нейтрализовать вооруженного преступника, то почти неизбежно пострадает невинный человек. Все эти коренные отличия двух направлений развития снайпинга требуют специального оснащения, вооружения и подготовки для каждого из них.

Тактика действий полицейского снайпера в специальных операциях (при освобождении заложников или захвате опасного преступника) в основном сводится к следующему. До момента начала штурма снайпер ведет наблюдение за действиями преступников, а в случае, если ведутся переговоры, прикрывает безоружных переговорщиков. С началом штурма он поддерживает своим огнем действия группы захвата и одновременно продолжает вести наблюдение, сообщая руководителю операции о том, как развиваются события. Полицейские снайперы чаще всего работают в парах, это позволяет стрелку и корректировщику время от времени меняться местами, чтобы отдохнуть.

Примером успешных практических действий снайперов антитеррористического подразделения может служить операция по освобождению заложников в Джибути (февраль 1976 года). Тогда террористы из Фронта освобождения Сомали захватили французский школьный автобус, в котором помимо водителя и учителя находилось двадцать восемь детей. Группа захвата национальной жандармерии под командой лейтенанта Кристиана Пруто вскоре прибыла на место события. Боевики требовали вывода французских войск из колонии Джибути, угрожая в противном случае убить заложников. Четверо снайперов взяли на прицел автобус, еще двое контролировали сомалийский военный пост, находившийся неподалеку. После нескольких часов ожидания лейтенант Пруто убедился, что переговоры ни к чему не приведут, и отдал снайперам приказ на открытие огня. Четверо террористов были уничтожены в течение нескольких секунд, при этом каждый получил не менее двух пуль. Пятый боевик, оказался вне зоны поражения и успел открыть огонь из автомата, убив одного и ранив пятерых заложников. Он был уничтожен во время штурма автобуса. Тем не менее эта операция считается одной из наиболее удачных, поскольку все террористы были нейтрализованы, а потери среди заложников – минимальны.

Полицейские снайперы обеспечивают специальную операцию по освобождению заложников

Полицейские снайперы обеспечивают специальную операцию по освобождению заложников

Эффективность снайперских операций неизбежно вызывает поиски средств противодействия. В свое время в периодической печати писалось о методике борьбы со снайперами, применявшейся силами ООН в Югославии. Принцип действий довольно прост: сразу после выстрела наблюдатели из состава "голубых касок" засекают местонахождение снайпера, один из членов контрснайперской команды посылает внутрь помещения, где тот засел, специальную пулю с разрывным зарядом (при этом применялась 12,7-мм снайперская винтовка "МакМиллан"). Одновременно наводчик-оператор дежурного БТР прочесывал очередями из 20-мм автоматической пушки соседние помещения, отрезая пути отхода, а еще один охотник, вооруженный обычной снайперской винтовкой FR-F2, контролировал подходы к зданию, чтобы подстрелить вражеского снайпера, если тот попробует покинуть помещение.

В этих акциях использовались специальные устройства для обнаружения местонахождения снайперов, о которых на Западе говорили еще несколько лет назад. Принцип их работы сводится к следующему: когда пуля снайпера проходит в непосредственной близости от установки (до 25 метров), датчики-антенны улавливают ударную волну, идущую следом, и передают информацию на компьютер, который, в свою очередь, рассчитывает и выдает на дисплей примерное направление и дальность до снайпера. Проблема здесь заключается в габаритах установки (монтируется на автомобиле или БТРе), необходимости максимального приближения датчиков к траектории пули и, конечно, большой стоимости. Такая "политика немедленного воздействия" может дать определенный результат, но в основном как мера устрашения чужих снайперов. Кроме того, подобная тактика требует не только очень слаженной команды, но и дорогого высококачественного оружия, средств связи, бронетехники и т.д.

Другой способ решения проблемы борьбы со снайперами предложила в 1998 году американская фирма Precision Armed Remotes Inc., представив проект TRAP T2. Проект включает в себя снайперскую винтовку калибра 7,62 мм, установленную на специальной платформе и оснащенную видеоаппаратурой для слежения за местностью и прицеливания. Блок управления может быть вынесен в сторону от позиции платформы на расстояние до ста метров. Все данные о цели и внешних условиях для стрельбы (скорость и направление ветра, угол места цели, скорость перемещения цели) в течение 1 секунды обрабатываются компьютером, который выдает необходимую точку прицеливания, оператору остается только нажать на тумблер управления спусковым механизмом. Вся установка весит 9,13 кг, что позволяет переносить ее и устанавливать на местности одному человеку. Такие установки возможно эффективно использовать для охраны военных объектов и территорий посольств, тюрем и сложных участков границы, а также при проведении специальных операций по борьбе с терроризмом.

Применение снайперского оружия террористическими организациями имеет гораздо более глубокие традиции, чем обычно принято считать. Задолго до убийства Джона Кеннеди и боевиков-"кукушек" ИРА, стреляющих по английским патрулям с крыш Белфаста, немецкий анархист Иоганн Мост (автор знаменитой в свое время книги "Революционная война" и изобретатель бомбы в виде почтовой посылки) в статье "Советы террористам" (1884 г.) считал необходимым формирование высокопрофессиональных мастеров-снайперов, которые должны использовать оружие против "командиров буржуазии".

В ряде случаев высокоточное оружие используется так называемыми "безыдейными" террористами – "сумасшедшими стрелками". 1 августа 1966 года 25-летний студент университета, бывший морской пехотинец Чарльз Уитмен убил свою мать и жену, а затем, забравшись на площадку для наблюдения на башне городского парка, начал расстреливать прохожих. С высоты 70 метров университетский городок Остин (штат Техас) представлял собой идеальное стрельбище. За два с половиной часа (пока несколько полицейских не смогли добраться до террориста и застрелить его) Уитмен убил 16 и ранил 31 человека. При себе обезумевший стрелок имел три винтовки, дробовик, револьвер, пистолет и более 700 патронов.

Аналогичный случай произошел в августе 1974 года в Новом Орлеане. Бывший моряк Джеймс Эссекс, вооруженный винтовкой с оптическим прицелом, в течение 11 часов оборонялся от полиции на крыше отеля. Он смог застрелить 7 человек и ранить 21, пока полицейский вертолет не уничтожил его огнем из пулемета.

К сожалению, подобные случаи уже давно не исключение.

Говоря о снайперах-террористах нельзя не остановиться подробнее на таком известном событии, как убийство президента США Джона Ф. Кеннеди. Отчет комиссии верховного суда, известный как "доклад Уоррена", гласит, что 22 ноября 1963 года убийца-одиночка Освальд совершил акт индивидуального террора, стреляя из снайперской винтовки по президентскому кортежу. Эта версия и сегодня служит официальным объяснением происшедшего. Однако в стороне осталось множество неясных моментов, суть которых комиссия Уоррена так и не смогла или не захотела раскрыть.

В течение нескольких лет после трагедии было проведено как минимум два серьезных независимых расследования – Д. Гаррисоном и Р. Спрагом. Книга окружного прокурора Нового Орлеана Джима Гаррисона позднее легла в основу известного фильма Оливера Стоуна "J. F. K.", где была предпринята попытка свести воедино все известные факты и смоделировать общую картину подготовки заговора и технологию совершения политического убийства.

Однако остановимся подробнее на результатах второго расследования. Оно интересно тем, что впервые для обработки данных была использована ЭВМ. В конце 1960-х годов американский "Комитет по расследованию убийств Джона Кеннеди, Мартина Лютера Кинга и Роберта Кеннеди" передал имеющуюся в его распоряжении информацию Ричарду Спрагу, в то время одному из крупнейших специалистов в области кибернетики и вычислительной техники. Спраг запрограммировал буквально все, что имело хоть какое-нибудь отношение к событиям в Далласе – свидетельства очевидцев, архивы, фотографии, чертежи, рисунки. В итоге этой титанической работы Спраг пришел к выводам, полностью опровергающим пресловутый доклад Уоррена. По мнению комиссии Уоррена, в президента Кеннеди попали две пули, причем одна из них ранила губернатора штата Техас Коннели, находившегося на переднем сиденье президентской машины. Версия Спрага гласит, что по президенту было сделано шесть выстрелов, из которых четыре попали в цель, т.е. 22 ноября 1963 года Джон Кеннеди стал жертвой не террориста-одиночки, а хорошо спланированной и виртуозно проведенной специальной операции. При этом непосредственно в покушении участвовало, по крайней мере, трое (а возможно, и четверо) снайперов высокой квалификации.

Главной уликой, фигурировавшей в отчете Ричарда Спрага, был любительский фильм, снятый на узкопленочную камеру неким Абрахамом Запрудером. Всего 486 кадров позволили воссоздать общую картину происшедшего.

"Согнув руку, Освальд снова прицелился. "Смотреть вправо, смотреть влево, быть готовым по всей линии огня!" – учили инструкторы морской пехоты на стрельбище Сан-Диего, объявляя о появлении движущейся цели. Теперь Освальд был готов. Они говорили ему также, что он должен держать прямой прицел на линии стрелок, показывающих шесть часов на воображаемом часовом циферблате. Он твердо видел эту линию. Его цель, удивительно хорошо видная в перекрестье оптического прицела, находилась на расстоянии восьмидесяти восьми ярдов. Освальд нажал на спуск…" Это выдержка из книги У. Манчестера "Убийство президента Кеннеди", автор явно придерживается официальной версии. Однако известно, что Освальд был весьма посредственным стрелком, а ведь согласно заключению комиссии Уоррена он произвел за 5,6 сек. три прицельных выстрела, из которых два попали в президента. Лучшие стрелки США не смогли повторить этот результат из винтовки Освальда даже при стрельбе по неподвижным целям.

Кстати об оружии. Известно, что Освальд стрелял (если он вообще в этот день стрелял) из итальянской винтовки "Манлихер-Каркано", 6,5-мм системы со скользящим затвором. В период Второй мировой войны эти винтовки считались одними из лучших в своем классе благодаря прикладистости, малой отдаче, большой настильности траектории и хорошей кучности. Но оружие Освальда во время следственного эксперимента оказалось непристрелянным.

Согласно фильму Запрудера, губернатор Коннели отреагировал на рану в плечо спустя 1,7 сек. после того, как в президента Кеннеди попала вторая пуля. Однако винтовку Освальда невозможно перезарядить быстрее, чем за 2,3 сек. Кроме того, расследование Спрага показало, что Освальд вряд ли смог бы стрелять из окна, у которого было найдено его оружие: как раз на траектории выстрела находился большой дуб с густой кроной, сквозь которую невозможно было отчетливо рассмотреть цель.
В ходе официального следствия из винтовки Освальда было сделано несколько выстрелов по различным мишеням (в том числе по трупам), при этом все пули либо разбились, либо сильно деформировались, тогда как фигурирующая в деле пуля осталась цела. А ведь она прошла сквозь два человеческих тела и повредила несколько костей.

План-схема, реконструирующий покушение на президента Джона Кеннеди

План-схема, реконструирующий покушение на президента Джона Кеннеди


Характерно, что все данные о вскрытии тела Кеннеди, проводившемся через несколько часов после смерти, до сих пор засекречены, поэтому дать ответ, сколько ранений он получил и из какого оружия были выпущены пули, пока не может никто.
Главный вывод из приведенных фактов: как минимум один выстрел, снесший президенту США половину черепа, был произведен не сзади, где находился Освальд, а спереди. На ленте Запрудера отчетливо видно, как Кеннеди после попадания фатальной шестой пули откидывается назад и вправо, т.е. не нужно быть гением дедукции, чтобы понять: стреляли спереди и слева.

Обратите внимание еще на один момент: для стрельбы с позиции Освальда наиболее выгодным был момент, когда лимузин президента начинал вписываться в поворот. Водитель машины неизбежно был вынужден сбросить скорость, и Кеннеди, сидевший на правом заднем сиденье, представлял полностью открытую цель, набегающую на стрелка. При этом расстояние между снайпером и мишенью составляло всего около сорока метров. Но Освальд почему-то в тот момент так и не выстрелил. Почему? Может быть, потому, что его и не было на позиции? А вот почему не вели огонь другие снайперы, понятно и без комментариев (достаточно взглянуть на схему): они ждали, когда президентская машина попадет в "треугольник огня", т.е. точку, хорошо простреливаемую со всех трех позиций.

Через два дня после покушения на президента Ли Харви Освальд был застрелен неким Джеком Руби. Это произошло при перевозке его в федеральную тюрьму – при явном попустительстве охраны. Никакого серьезного разбирательства по данному факту проведено не было.

Вскоре и сам Руби, имевший тесные контакты с мафией, отправился на тот свет при неясных обстоятельствах. А затем заработал механизм ликвидации свидетелей. В результате уже к началу 1970-х годов исчезло около сотни свидетелей, чьи показания имели бы хоть какую-нибудь ценность для следствия. Причины смертей подозрительно банальны – автокатастрофа, сердечный приступ, самоубийство. Вероятнее всего, нити заговора тянутся на самый верх – в правительство, ЦРУ и ФБР.

Высокоточная винтовка американской фирмы «Браун», предназначенная для использования в специальных полицейских операциях

Высокоточная винтовка американской фирмы «Браун», предназначенная для использования в специальных полицейских операциях

До сих пор острым остается вопрос о безопасности высших руководителей государств. К сожалению, нужно констатировать, что на все 100% обезопасить главу государства не может ни одна служба безопасности. В конечном итоге все меры по охране VIP при массовых мероприятиях (например, пресловутое "общение с народом", вошедшее в моду после М. С. Горбачева) сводятся к профилактике возможных покушений: на высотных зданиях выставляются посты наблюдения, проверяются квартиры близлежащих домов, а жильцам запрещают открывать окна. Это может отпугнуть только осторожного профессионала, работающего за деньги, а не за идею. Психопатам и фанатикам (а таких среди покушающихся более 60%) такие преграды не помеха: они полностью увлечены идеей убийства и не думают о своей жизни.

К содержанию

 

 


Источник: http://shotgun.com.ua/class/sniping/snip_hist_24.html


Закрыть ... [X]

Мастер -Класс по Пакету "Снайпер - Удалённое." Клуб «ЦДС» Складчик Открытки с днём рождения для раисы

Снайпер мастер класс Снайпер мастер класс Снайпер мастер класс Снайпер мастер класс Снайпер мастер класс Снайпер мастер класс Снайпер мастер класс Снайпер мастер класс Снайпер мастер класс